Главная страница Продукция Разработки Новости О компании Контакты Поиск


Аэродромное оборудование

Лазеры

Микроскопы

Микровизоры

Наблюдательные приборы

Профессиональные киносъемочные объективы

ОЕМ компоненты (объективы, окуляры, ...)

Оптические компоненты

Спектральные приборы

Эндоскопия

Телемедицинский комплекс

Изготовление прототипов изделий




ЕФИМ ЯКОВЛЕВИЧ ПОМЕРАНЕЦ



   Ефим Яковлевич Померанец - один из тех конструкторов, чье имя до недавнего времени не было известно широкой общественности. Тем не менее, он внес огромный вклад в создание изделий, которые сегодня знамениты во всем мире.
   Е.Я. Померанец родился 1 марта 1925 года в белорусском городе Мозыре. Отец его был бухгалтером, мать - домохозяйкой. Когда сыну исполнилось 5 лет, семья перебралась в Киев, а в 1937 году переехала в Ленинград. Именно в городе на Неве Ефим Яковлевич спустя четыре года закончил 9 классов средней школы.
   В том же году началась война. С июля 1941 года герой нашего рассказа работал в мастерских треста "Продмонтаж" слесарем и помощником кузнеца на изготовлении полевых печей для выпечки хлеба, неоднократно посылался на оборонительные работы. Затем, с декабря по апрель 1942 года трудился на подстанции Мебельной фабрики им. Воейкова, выпускавшей тару для боеприпасов, помощником моториста. Самую тяжелую блокадную зиму Ефим Яковлевич провел в нашем городе, лично испытав все тяготы этого страшного времени.
   Весной 1942 года Е.Я. Померанец поступил на II курс в Ленинградский техникум точной механики и оптики - единственное учебное заведение такого типа в блокадном Ленинграде. Одновременно трудился оптиком в мастерских, находившихся при техникуме - здесь осуществлялся ремонт оптических приборов для Балтийского флота. В июле вместе с техникумом был отправлен в эвакуацию, где провел почти 2 года.
   Вернувшись в освобожденный от тисков блокады город в апреле сорок четвертого, он принял участие в организации Военно-механического техникума при Государственном оптико-механическом заводе (ГОМЗ им. ОГПУ). Это было его первое знакомство с предприятием, на котором ему впоследствии было суждено проработать всю жизнь.
   Директором техникума стал М.И. Идельсон. Он высоко ценил молодого сотрудника и даже назначил его председателем приемной комиссии, хотя закончил обучение - причем с отличием - Ефим Яковлевич только в 1946 году. Тогда же герой нашего рассказа поступил в ЛИТМО, а спустя еще год, перейдя на вечернее отделение, начал работу в подразделении специальной продукции ОКБ завода "Прогресс" - еще одного ленинградского оптико-механического предприятия, вошедшего в 1962 году вместе с ГОМЗом в состав ЛОМО. Совмещать работу и учебу было непросто, пришлось отказаться от регулярных занятий спортом, которому Ефим Яковлевич в прежние годы посвящал большое внимание.
   Первой самостоятельной разработкой молодого конструктора был авиационный турельный прицел ОМП-14. Этот прибор должен был автоматически учитывать скорость и курс своего самолета. Прицел создавался на конкурсной основе - над аналогичным изделием работал еще один инженер. Как вспоминает Ефим Яковлевич, "благодаря тому, что темой моего дипломного проекта в техникуме был автоматический прицел зенитной артиллерии, мне удалось выиграть этот конкурс". Разработка молодого конструктора была запущена в серийное производство.
    Работы в ОКБ было очень много - послевоенное перевооружение армии, авиации и флота обеспечило конструкторов огромным количеством заданий. Благодаря своим блестящим инженерным кадрам "Прогресс" прекрасно справлялся с этой работой. В ОКБ было немало опытных профессионалов, о которых Ефим Яковлевич вспоминает с благодарностью - они щедро делились с молодым конструктором своими знаниями и опытом. Возглавлял подразделение замечательный разработчик Виктор Эрнестович Пиккель.
   Затем, в составе бригады В.М. Романенкова, Е.Я. Померанец создавал визиры наводки системы управления зенитным огнем АМО-2 для новых крейсеров и АМО-3 для эсминцев, проектировавшихся в соответствии с масштабной кораблестроительной программой конца 40-х гг. Это была большая и сложная задача, для которой руководство завода даже установило особую - сдельную - оплату труда. Эта работа позволила герою нашего рассказа приобрести колоссальный опыт, очень пригодившийся ему в дальнейшей деятельности.
   В 1951 году Е.Я. Померанец был переведен на должность инженера-конструктора, а годом позже - на должность старшего инженера. В том же 1952 году он защитил дипломный проект по теме "Построительный автоматический зенитный прицел с инструментальным определением входных данных". Одновременно АМО-2 и АМО-3 были приняты на вооружение и переданы в серийное производство. Ефиму Яковлевичу предложили курировать данный процесс на должности и.о. начальника серийного КБ. Он согласился, но с условием, что, подготовив себе смену на этом посту, сможет вновь перейти на проектную работу.
   КБ успешно справлялось с работой, и это позволило Е.Я. Померанцу в 1953 году напомнить руководству о своем условии. Он был немедленно переведен на проектную работу, причем с сохранением достаточно высокого, по тем временам, оклада. В 50-е гг. он принимал участие в создании приборного комплекса 1А7 для знаменитой ЗСУ "Шилка", проектировал ряд прицелов к морским орудиям В-11 и К-70, создавал новый полуавтоматический прицел "Тахометр" к зенитному орудию БЛ-120. Эти изделия были по многим параметрам новинками в отечественном оптическом приборостроении. В начале 60-х Ефим Яковлевич участвовал в разработке аппаратуры управления для ПТУРС "Скорпион" (прообраза всемирно известной "Малютки"), панорамного прицела 9Ш18 для бронетанковой техники.
   Но самой важной работой, делом его жизни стало создание головок самонаведения (ГСН) для переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) и управляемых артиллерийских снарядов (УАС).
   Боевой опыт локальных войн и конфликтов конца 50-х и начала 60-х гг. показал, что обычные зенитно-артиллерийские средства сухопутных войск уже не в состоянии эффективно противостоять авиации противника, активно действующей на малых и предельно малых высотах. Наземные войска требовали эффективных, мобильных и простых в применении средств защиты от ударов с воздуха. Попытки вооружить пехотинца переносным зенитным средством предпринимались еще в годы Второй мировой войны, но по-настоящему грозное оружие появилось в руках пехотинца значительно позже, когда в ракетах нашли свое применение инфракрасные головки самонаведения, реагирующие на тепловое излучение, исходящее от двигателя самолета.
   На вооружение армии США первые ПЗРК поступили в 1965 году. Комплекс фирмы "Дженерал Дайнэмикс" FIM-43A "Red Eye" предназначался для поражения дозвуковых низколетящих целей вдогон.
   В Советском Союзе работы по ГСН для ПЗРК начались согласно Постановлению Совета Министров СССР на заводе "Прогресс" еще в 1960 г. Здесь прекрасно понимали, что дальнейшая работа по совершенствованию прицелов зенитной артиллерии малоперспективна и следует сделать ставку на высокоточное оружие. В то время единственным предприятием-разработчиком инфракрасных головок самонаведения ракет класса "воздух-воздух" было ЦКБ "Геофизика", но оно дало заключение, что в заданных габаритах головку самонаведения с гироскопом создать невозможно. За разработку безгироскопной (неразвязанной) головки самонаведения взялся начальник ОКБ завода "Прогресс" В.Э. Пиккель. Разработкой занимался небольшой отдел под руководством В. Л. Бахира.
    Макетные образцы безгироскопных ГСН были изготовлены, но их эффективность оставляла желать лучшего. К тому же неожиданно в апреле 1962 г. в Военно-промышленную комиссию (ВПК) СССР поступила информация о том, что в США уже создана система с гироскопической головкой самонаведения. Завод получил новое задание от ВПК, причем сроки его выполнения были существенно сокращены.
   Создавалась новая разработка уже в рамках нового организма - Ленинградского оптико-механического объединения (ЛОМО), образованного в октябре 1962 года на базе нескольких родственных заводов - ГОМЗа, "Прогресса", "Кинапа" и ООМЗа. Разработка ГСН стала особо приоритетной для всей фирмы, на ее решение были мобилизованы лучшие конструкторские силы. Всего создали четыре варианта координатора головки, использовавшие различные схемы построения. Лучший из них и лег в основу первой головки самонаведения ЛОМО ГСВ-2, известной как 9Э42.
   Над созданием головок самонаведения работало конструкторское бюро, начальником которого с 1965 года являлся О.А. Артамонов, будущий лауреат Государственной премии, главный конструктор ряда ГСН для ПЗРК. Конструкторскую группу в подразделении возглавил Е.Я. Померанец, ставший 1967 году Ефим Яковлевич стал заместителем Артамонова.
   Тем временем продолжалась напряженная работа по созданию первой отечественной головки самонаведения для ПЗРК. Усилия увенчались успехом - в 1968 г. первый советский ПЗРК "Стрела-2" (SA-7 "Грейл" по обозначению НАТО) был принят на вооружение Советской Армией. И почти сразу началось его боевое использование за рубежом. Вот как вспоминает об этом создатель ПЗРК С.П. Непобедимый: "Мы доставили изделия в Александрию, командировав туда своих разработчиков и испытателей, египтяне прошли у них курс обучения. И вот в августе 1969 г. - первый бой. Десять ракет - шесть самолетов! Об этом сразу доложили в Кремль Брежневу, Гречко. Вызвали меня. Помимо общего одобрения, были высказаны пожелания увеличить зоны поражения и повысить скорость, чтобы сбивать еще более скоростные цели. И мы за восемь месяцев сделали "Стрелу-2М". Ею в Египте уничтожили 40 самолетов разных типов. Цель была достигнута: израильскую авиацию удалось оторвать от земли и сделать уязвимой для других средств ПВО. Потом - Вьетнам. Научили вьетнамцев - и те сбили 205 американских самолетов:".
   Ефим Яковлевич принимал большое участие и в создании головки 9Э46 для ПЗРК "Стрела-2М", осуществляя непосредственное руководство конструкторскими разработками. Этот комплекс вскоре стал самым массовым в мире. В настоящее время он состоит на вооружении 56 стран.
   Создание головок самонаведения для ПЗРК на ЛОМО шли в творческом соревновании с другой знаменитой оптической фирмой СССР - Киевским заводом "Арсенал". Если для комплексов "Стрела-2" и "Стрела-2М" головки самонаведения разрабатывали и производили на ЛОМО, то комплексы "Стрела-3" (1973 г.) и "Игла-1" (1981 г.) были снабжены головками самонаведения завода "Арсенал". Однако самую сложную и "умную" головку 9Э410 для комплекса "Игла" разработало ЛОМО.
   12 февраля 1971 г. вышло постановление Совета Министров о разработке нового ПЗРК - "Игла". Создание головки 9Э410 на ЛОМО шла очень сложно. Конструкторы решились применить совершенно новое построение ее координатора, не используемое ранее ни в отечественной, ни в мировой практике. Оно дало возможность получить головку с рекордной чувствительностью и спектральной селекцией цели, но оказалось чрезвычайно сложным в изготовлении. Над реализацией проекта работал мощный коллектив талантливых конструкторов под руководством О.А. Артамонова. Потребовалось создать большое количество специальных стендов и установок для испытаний головки. В 1983 г. ПЗРК "Игла" (SA-18 "Гроуз") был принят на вооружение Советской Армии. Он вобрал в себя полторы сотни одних только крупных изобретений. По своим качествам изделие ЛОМО намного превосходит своих предшественников.
   С 1994 г. комплекс "Игла" успешно продвигается на мировой рынок. В настоящее время он стоит на вооружении в 15 странах мира. За период с 1990 по 2000 гг. головка самонаведения 9Э410 стала самым доходным изделием ЛОМО.
   Ефим Яковлевич внес значительный вклад в разработку "Иглы". Правда, на завершающем этапе создания головки он, по просьбе О.А. Артамонова, взял на себя другую, не менее важную работу - занял должность ведущего конструктора по особо сложным разработкам (ОСР). В этой должности он руководил созданием новых экспериментальных пассивных ГСН.
   А в конце 70-х годов перед ЛОМО была поставлена новая задача. Требовалось создать полуактивную головку самонаведения для управляемого артиллерийского снаряда (система "Краснополь"). В 1979 г. Е.Я. Померанец был назначен главным конструктором нового изделия. На ЛОМО ему была подчинена специальная комплексная лаборатория.
   В начале 80-х гг. тематика лазерных головок для управляемых артиллерийских снарядов была "непрофильной" для Объединения темой. Полуактивные ГСН имеют ряд принципиальных отличий от пассивных, поэтому инженерам пришлось решать множество сложных задач. Тем не менее, разработчикам ЛОМО удалось блестяще справиться с поставленной задачей. В 1987 г. Е.Я. Померанцу в составе коллектива разработчиков комплекса "Краснополь" была присуждена Государственная премия СССР.
   На сегодняшний день в мире практически не существует аналогов "Краснополя". Эта уникальная система осуществила многовековую мечту всех артиллеристов: попадать в цель с первого выстрела, без длительной пристрелки. При помощи специальной системы цель "подсвечивается" лазерным лучом, а выпущенный артиллерийским орудием снаряд улавливает отраженное излучение и по нему находит свою жертву.
   В ходе испытаний снарядов "Краснополь" на территории Индии использовались шведские гаубицы "Бофорс" калибра 155 мм, имеющиеся на вооружении индийской армии. Стрельба производилась на высотах до 4,5 км, при этом огневые позиции располагались на удалении до 20 км от целей и в ряде случаев - на 1 км ниже их местонахождения. По словам специалистов, индийские военные были буквально потрясены точностью стрельбы. Все цели были поражены снарядами "Краснополь" с первого выстрела. По результатам этих испытаний, проведенных в условиях высокогорья, было принято решение о том, что Индия закупит партию управляемых артиллерийских снарядов "Краснополь". На следующий год управляемые снаряды "Краснополь" успешно прошли испытания во Франции. Все пять снарядов поразили цели, в качестве которых использовались танки и железобетонные сооружения. Испытания подтвердили совместимость "Краснополей" с французскими орудиями и лазерным целеуказателем. В непростые 90-е годы "Краснополь" также принес фирме немалые дивиденды.
   Сейчас на ЛОМО создаются новые, перспективные высокоточные изделия по пассивной и полуактивной тематике. В 2002 году на вооружение были практически одновременно приняты ПЗРК "Игла-С" и комплекс управляемого артиллерийского вооружения "Китолов-2" с головками самонаведения, созданными на ЛОМО, в которых использованы конструктивные решения, разработанные под руководством Е.Я. Померанца. Помимо создания новых изделий, большое внимание Ефим Яковлевич уделяет и воспитанию подрастающей смены - молодого поколения конструкторов, которым суждено ковать оборону России в XXI веке.



Внутренние документы

Для акционеров

История

Правление АО

Бухгалтерская отчетность

Годовые отчеты

Существенные события

Ежеквартальные отчеты эмитента

Аффилированные лица

Акции

Облигации

Передача электроэнергии

Передача тепловой энергии

Водоснабжение и водоотведение

Предоставление копий документов